zalgalina (zalgalina) wrote,
zalgalina
zalgalina

Categories:

По следам Артура и Ванды.

Много-много лет назад, когда я училась во Львове, местом моих постоянных прогулок оказался Лычаковский некрополь, одно из старейших кладбищ  Европы. Много там было печальных произведений искусства,но одно из них впечатлило больше всего.Меня поразила глубочайшая скорбь,исходившая от одной удивительной скульптурной группы. Бессильно опущенные руки молодой девушки, опирающейся на большой крест,её тоскующий и опустошенный взгляд на барельеф с изображением молодого мужчины.Лира с оборванной струной, сломанная палитра, череп у птичьих лап сокола, который не может расправить свои крылья. Всё говорило о преждевременной смерти таланта и о трагедии большой любви.



Памятник не был ухожен. Кое-где он порос мхом, кое-где на высоком надгробии отвалился верхний слой и появились безобразные пятна времени. Это было не удивительно - во времена Советского Союза  большинство памятников Лычаковского некрополя находилось в таком состоянии. Да и, судя по дате (1837-1867), прошло уже более ста лет.Но кто же  был этот ARTUR GROTTGER ? Малочисленные посетители некрополя только недоуменно пожимали плечами. Экскурсионные группы (а были ли они тогда?) мне не встречались. Ну и всеведующего гугла тогда еще и в помине не было.

Но мне в жизни всегда везет. СтОит мне только озадачиться поиском ответа на что-то мне неведомое,но заинтересовавшее  - тут же появляются какие-то подсказки. Во Львовской картинной галерее, в одном из залов меня очень впечатлило совсем небольшое полотно под названием "Ноктюрн". Картина завораживала и тревожила. Скорбь и непоправимая трагедия происшедшего на поле брани, усиливалась щемящей красотой бесподобно прекрасной лунной ночи. И я даже не удивилась,когда прочитала имя автора - Артур Гроттгер (1864). Но эта дата мне тогда ни о чем не говорила.



И прошло много лет. И в моей жизни произошло то, чего я боялась больше всего на свете. Наверное, мои походы к тому печальному памятнику на Лычаковском кладбище были предчувствием этого горя. Потому что нет большей боли на свете,чем ставить памятник своему любимому.
Но время всё-таки лечит. И я опять поехала во Львов.

Итак - история Артура и Ванды.

Артур Гроттгер родился в 1837 году в семье участника национально-освободительного движения в Польше. Несомненно, что его незаурядные способности к живописи, а также рассказы отца о недавно прошедших событиях русско-польской войны оказали большее влияние на темы последующих живописных произведений будущего большого польского художника. А пока - Художественная студия во Львове,Школа изящных искусств в Кракове,академия изящных искусств в Вене...
Батальные и жанроые сцены,портреты,лошади,пейзажи...

Автопортрет,написанный в 1857 году. Он не так уж прост. Разобраться бы с этой символикой: сломанная ветвь,кузнечик,чучело...

Портрет девочки (1860г.)

В 1861-1862 г.г. Артур Гроттгер пишет первые из своих знаменитых антивоенных патриотических циклов - Warszawa 1 и Warszawa 2.

Затем следуют Polonia (Польша) 1863 год.

В 1865 году Артуру Гроттгеру 28 лет. Он уже знаменитый в своих кругах художник. Но картины приносят успех,но только не денежное благополучие. Растут долги, появившиеся после смерти отца. Приходится содержать запущенное хозяйство и помогать близким родственникам. Семейные портреты богатых меценатов, которые Артур Гроттгер пишет в благодарность за предоставленный кров отнимают драгоценное время, которое ему так необходимо для его бессмертных циклов,так как патриотические чувства переполняют художника.
Кроме того у Артура начинаются астматические приступы.

В надежде как-то исправить тяжелое материальное положение Артур Гроттгер переезжает из Вены во Львов,где встречает первую и единственную любовь своей короткой жизни - молоденькую 16-летнюю панночку Ванду Монне де ля Тур.
Мне кажется, что  портрет кисти Артура Гроттгера наполнен такой нежностью, что не приходится сомневаться в том, что это была любовь с первого взгляда.

Родители Ванды были обеспеченными и известными людьми. Отец,сын французских эмигрантов Кароль Монне де ля Тур был депутатом городского совета,старший инженер железных дорог монархии,директор Галицкой сберегательной кассы.Мать - Корделия Монне по каким-то там семейным причинам жила вместе со своей овдовевшей сестрой-баронессой, которая содержала девичий пансион и воспитывала дочь самостоятельно.
Этот дом, найденный мной в зимнем и промозглом Львове принадлежал когда-то семье Ванды Монне.

Через десять дней после встречи Ванды на балу, Артур приходит к сёстрам, воспитывающим Ванду, и просит их согласия на брак с любимой. Удивительно то, что разрешение было сразу же получено,но с условием, что Артур отдаст все свои долги и докажет, что сможет содержать семью. Отец Ванды также дает свое благословение,хотя и добавляет, что не завидует жизни жены художника. Так была получена возможность встречаться и появляться вместе на людях. Артур приходил к Ванде домой,где давал ей уроки рисования,они развлекались игрой на фортепиано, много читали. Гулять они ходили в Иезуитский парк (сейчас парк И.Франко),где по преданию художник посадил в кадку дуб, который ,пересаженный,живет и по сей день.
(Спустя много лет получила сообщение, что в парке Костюшко рос дуб, который так и называли "Артурово дерево". Рос он напротив дома №22 на ул. Лыстопадового чыну. Спасибо,
Dmytro Kleban )
К сожалению, заказчиков у Артура во Львове практически не было,но тем не менее,комната Ванды всегда была заставлена цветами.Были и экзотические подарки: однажды Гроттгер подарил Ванде обезьянку,которую приобрел на улице у какого-то заезжего циркового артиста. А какой переполох произошел в девичьем пансионе,куда был приведен ручной медведь, чтобы позабавить Ванду.
На этой старинной открытке изображена площадь Св.Духа. Где-то здесь стоит дом,где был девичий пансион, в котором жила Ванда под опекой своих матери и тёти, баронессы Терезии Вентц цу Нидерланштайн.
В надежде заработать деньги,Артур едет по богатым имениям Галичины. Но увы - это были совсем небольшие деньги. Поэтому было решено ехать на заработки в Париж.
«Моя ты самая дорогая!  Я ничего не вижу, ни не слышу, кроме тебя единой. Я стал человеком без мыслей, жизни и содержания, если речь идет о делах, которые не затрагивают Тебя или мою любовь. Одним словом, без Тебя ничего нет ни в мыслях, ни в поступках»...пишет Гроттгер своей возлюбленной.
Ванда ждет его. Свои праздничные и нарядные платья она меняет на строгий костюм сестры милосердия и помогает в больнице,переполненной ранеными польскими патриотами.
Художник заканчивает свой цикл Lituania (Литва) 1864-1867 г.г.
1867 год - последний год жизни художника. В осеннем Париже его состояние намного ухудшается. К бронхиальной астме присоединяется туберкулез, но он все-таки заканчивает свой последний цикл Wojna (Война) 1866 - 1867г.г. и представляет его на Всемирной Выставке в Париже.

И ,наконец-то, - удача! Картины Гроттгера замечены самим Жаном Леоном Жеромом - знаменитым французским художником.
Благодаря вниманию Жана Леона Жерома картины Артура Гроттгера покупает в свою частную коллекцию Император Австро-Венгрии Франц-Иосиф.
Но - поздно. Начались легочные кровотечения и лечение в монастырском госпитале курортного городка на юге Франции Amélie-les-Bains не приносит успеха. За два месяца до смерти Артур писал Ванде:"Скажу тебе откровенно, мой дорогой друг,что если я выздоровею, то это будет чем-то необычайным. Ты слышала, наверное, не раз, а может быть и сама пережила подобное, что есть нечто, что живет в нас, давая нам жизнь, и это нечто мудрецы называли светильником жизни... И что же? Моего светильника жизни я уж не вижу!"
13 декабря 1867 года Артур Гроттгер умирает.
Отчаянию Ванды не было предела. «Умер! — это слово откликалось воплем в моих мыслях, а я еще не понимала до дна той страшной правды, не могла ее понять. Теряла сознание при виде его писем или некоторых безделушек, которые получила от него. Я не могла говорить о нем. Не имела, в конце концов, с кем… В гроб легла вся моя молодость…» (из воспоминаний Ванды Монне, которые хранятся в Львовской научной библиотеке имени Василия Стефаника).
Теперь у Ванды только одна цель - перевезти останки любимого во Львов. Продав  все свои драгоценности, вымолив у родителей часть своего приданого и собрав запрошенную сумму,Ванда с друзьями художника перевозит своего мертвого возлюбленного во Львов и хоронит на Лычаковском кладбище.
"Была как завороженная.Перед этим несколько недель не могла спать:пребывала в неимоверной тревоге,не могла поверить,что болезнь может так быстро трагически закончиться.,совсем не была готова к этому.Я хотела иметь гипсовый слепок с его руки и когда Парис Филиппи(Скульптор-большой друг Артура и Ванды) подошел к гробу и открыл лицо Артура,я потеряла силы и так и не смогла заставить себя посмотреть ему в глаза.Я опустилась на колени-это было выше моих сил.Олесь(брат Артура) принес мне его перстень с опалом-мой подарок.Когда Филиппи снимал гипс, он вместе с формой соскочил с кисти Артура.Я взглянула на перстень и попросила его вернуть назад,а также в гроб вложила мой нательный крестик и пачку моих писем,которые были найдены при нем.Сверху я положила букет роз.» - из мемуаров Ванды Монне.
Немного позже на его могиле появился этот великолепный памятник,который выполнил Парис Филиппи. А овальный медальон с барельефом Артура Гроттгера исполнила сама Ванда.
Слева от портрета Гроттгера вмурована таблица в виде книги,на обложке которой перечислены его лучшие полотна-циклы: "Варшава,Полония,Литва,Война". Но мне почему-то кажется, что сейчас эти надписи не сохранились.
Так уж получилось, что попасть на Лычаковское кладбище в этот раз мне не удалось.Но удалось отыскать слайд,сделанный  в год первой встречи с этой печальной историей. Слайд удалось оцифровать. О качестве я молчу. Но мне дорога эта фотография,потому что именно здесь произошла моя самая первая встреча с Артуром Гроттгером.
Но жизнь продолжается...Через три года Ванда вышла замуж за художника Кароля Молодницкого (считается, что сам Артур Гроттгер перед смертью благословил этот брак). У них была собрана большая колекция полотен умершего художника, на которую Ванда тратила всё свое состояние. В 1894 году, в тяжкие годы нищеты и болезней эти картины пришлось распродать. И разбрелись они по всему миру. А память об этой большой любви осталась.
Если вам посчастливится побывать во Львове,то загляните в кафе "Купол". Оно расположено в том доме,который когда-то принадлежал семье Ванды Монне. Вас встретит удивительно приятная женщина - хозяйка этого заведения Татьяна Борисовна.
Это её стараниями создан уголок,посвященный Артуру Гроттгеру и его возлюбленной Ванде. Да и всё кафе бесконечно милое и уютное.
Но о нем я расскажу вам как-нибудь в другой раз - оно заслуживает отдельного повествования.
Ванда Монне умерла в 1923 году,но до самой своей смерти посещала могилу своего возлюбленного художника.
Вместе с Вандой часто видели на кладбище её дочку - Марылю Вольскую, которая стала известной Львовской писательнецей.
Именно благодаря Марыле Вольской был издан двухтомник с письмами, документами,фотографиями об этой большой и настоящей любви.
Следующим пунктом моего львовского путешествия было посещение  картиннной галереи. Ведь именно здесь я впервые увидела картины Гроттгера, но теперь их здесь уже,к огромному сожалению,нет.
В 1992 году  произошло неслыханное по своей дерзости ограбление. Были похищены три ценнейшие картины. Две из них принадлежали кисти  Артура Гроттгера. При ограблении погибли два молодых человека. Есть что-то мистическое в том, что на одной из украденных картин были изображены также двое погибших.
Увидеть большинство картин Гроттгера,которые разбрелись  по всему миру, вы можете ЗДЕСЬ.
Есть еще один уголок во Львове,где бережно сохраняется память об Артуре Гротгере. Это Доминиканский Собор.
Если вы зайдете через центральный вход и повернете направо, то увидите мемориальный памятник. Его заказала и установила Ванда в уже преклонном возрасте.
Вечно молодая Ванда  нежно обнимает своего вечно молодого любимого.
Теперь история любви Артура и Ванды хорошо известна не только львовянам. О ней рассказывают все экскурсоводы,она широко растиражирована в Интернете. А если вы будете гулять по Лычаковскому кладбищу,то вам непременно скажут, что вы можете встретить странную прозрачную парочку,которая,взявшись за руки, промелькнет перед вами. Я рада этому.Значит - это была настоящая любовь,костёр которой не затухает, а разгорается всё ярче и ярче.
Моя особая благодарность пану Юлиану  Потому что его рассказ оказался тем горячим угольком от большого костра любви Артура и Ванды, позвавшим меня в дорогу по следам этой удивительной истории.

Фотографии в кафе "Купол" сделаны по любезному разрешению его хозяйки.


Продолжение - тень Гроттгера ЗДЕСЬ
О дочери Ванды Монне - польской поэтессе Марыле Вольской ЗДЕСЬ
О большой любви Марыли Вольской - Игнации Падеревском   ЗДЕСЬ

Tags: Артур Гроттгер, Львов, Украина, любовь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 107 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →