zalgalina (zalgalina) wrote,
zalgalina
zalgalina

Categories:

Моя Венеция. Скуола Сан Рокко. Франческо Пианта.




Итак, мы внимательно и подробно осмотрели все картины Якопо Тинторетто в зале  TERRENA и сейчас по широкой парадной лестнице поднимаемся на второй этаж,

Справа и слева второго лестничного пролета - огромные картины. Они настолько огромные, что рассмотреть их, как следует, просто невозможно. Хорошо, что на входе нам дали план-путеводитель, который сообщил, что это работы не Тинторетто, а Антонио Дзанки (1631-1722) и Пьетро Негри (1628-1679). Конечно же, эти имена мне ни о чем не говорили.



Как же я люблю совершать вот такие послепутешествия уже дома, в знакомой и удобной обстановке, подключая к этому еще и Интернет. Столько узнаешь нового и интересного! А особенно тогда, когда сложно что-либо разобрать на собственных фотографиях. К сожалению, информации об этих огромных полотнах было немного. Сюжет же их был ясен из названий: Но мне сейчас кажется, что и не зная названий, проходить между этими грандиозными полотнами, которые посвящены эпидемии чумы в Венеции, было бы очень неуютно.
Картина  Антонио Занчи была  написана в 1666 году, когда еще были свежи воспоминания о "черной смерти". Она имеет название: " Богородица и Святой Рокко ходатайствуют перед Христом о прекращении чумы 1630 года". ". Уже дома я разглядела насколько жуткая эта картина. Везде всеобщий ужас и смятение.


Это сейчас мы совсем не вспоминаем о страшных эпидемиях чумы, которые направо и налево косили жителей Европы. 50 миллионов человек - трудно представит себе эти цифры. В ноябре 1630 года, в Венеции, согласно статистике, от чумы скончалось 14 465 человек. Причем черная смерть косила и бедных и богатых. Этот ужас длился 18 месяцев!


Долго находиться между этими картинами я просто не могла, Выхватила фотокамерой небольшой фрагмент, от которого потом, рассматривая, пришла почти что в шоковое состояние. Молодую женщину, которая только что умерла, обнимая своего неживого ребенка, погрузили в лодку вместе с другими телами. На её груди - страшная отметка. Сейчас их отвезут на остров Лазаретто, сбросят в общие ямы с гашеной известью и сожгут...
Пенициллин изобретут только в 1929 году...


С левой стороны огромное полотно Пьетро Негри на ту же тематику, но его рассмотреть было еще сложнее, а тем более сфотографировать. Но мне уже было достаточно картины напротив.
Плафон вверху мне показался оптимистичным, - светлым. Хотя тематика там была всё та же "Милосердие со светочем Веры перед несчастными больными, приведенными Святым Рохом". Оценить  достоинства изображения было также трудно, как и разглядеть, где находится Вера.



Но вот мраморная лестница заканчивается, начинаются красивые барельефы, но сюжет рассматривать некогда, хочется поскорее попасть в зал.


И - полнейший ступор...



Огромный, полусумрачный зал. Глаза метались, не зная, на что смотреть в первую очередь. Буквально все было неописуемо красиво. Богатая лепнина на потолке, красочные картины,  блестящий мраморный пол с цветочно-геометрическим орнаментом, венецианские фонари вдоль  стен, странные чаши  на высоких ножках, беломраморные скульптуры, огромные полотна по периметру зала,



и  деревянные темно-коричневые панели с искусной резьбой и со странными фигурами в человеческий рост. И только череда совершенно обычных прямолинейных полукресел, выстроившихся в длинный ряд, вносила какое-то успокоение в этот живописный калейдоскоп.



В конце зала, в центре, возвышалась над всем этим художественным хаосом какая-то изломанная и совершенно непонятная фигура.



Пришлось немного посидеть, чтобы как-то успокоиться, рассмотреть план-схему и сориентироваться, откуда начинать просмотр зала.

Согласно коротенькой аннотации, деревянные панели с загадочными персонажами относились к "другим произведениям искусства". Автор F.Pianta - "Аллегорические фигуры". Имя автора мне, конечно, ничего не говорило, но фигуры так меня заинтриговали, что (да простит меня Тинторетто), я решила начать именно с них. Но чем дальше, тем больше появлялось загадок. Как ни пыталась я как-то понять увиденное, но ни фантазии, ни воображения, ни имеющихся знаний в мифологии мне не хватало. Да еще мой мозг так был потрясен увиденным, что никак не хотел соображать. Не надеясь на Интернет (и правильно сделала!) я купила небольшую книжицу "Francesco Pianta at San Rocco" - которую, приехав домой  начала усиленно переводить, чтобы понять смысл  аллегорий, так поразивших моё воображение  и хоть немного больше узнать о большом Мастере, зашифровавшем в ореховом дереве свое представление о человечестве.


Франческо Пианта, венецианец. Года рождения и смерти - приблизительно 1634-1692. О его жизни очень мало известно. Был сыном резчика по дереву. Братья его отца также занимались этим ремеслом. Поэтому не удивительно, что в 20 лет Франческо Пианта был зачислен в резчики Intagliatori, а спустя два года  начал творить свои знаменитые аллегории в Скуоле Сан Рокко. Занимался он ими более десяти лет, начиная с 1657 года, в конце к работам подключились его дяди Антонио и Алессандро. Детей не было, но известно имя жены - Занетта Гастальди. После смерти оставил завещание о наследстве, значительная часть которого была отдана на благотворительность и большую библиотеку - его считали эрудитом своего времени. В последующие века был предан забвению, несмотря на то, что его "иероглифы", как он называл свои скульптуры, были благосклонно приняты публикой и оценены художественной элитой. И лишь в 1930 году появились первые публикации о его творчестве. Вот и все, что я о нем узнала.  А как выглядел этот загадочный Мастер, можно только гадать.
Может быть так?

Итак, начинаем изучать и разгадывать деревянные скульптуры Франческо Пианта.
Сразу же у входа в зал Capitolare, у стены, стоит очень высокая скульптура, на необычность которой я сразу же обратила внимание. То, что это Меркурий, мне было понятно по крылатому шлему и по кадуцею в его руках. А остальное было самым настоящим "иероглифом". И если бы не приобретенная книжка, я никогда бы не узнала, что Меркурий - это  заглавная скульптура, в руках которой пергаментный свиток, на которой Франческо Пианта записал свой "план работы", в полном смысле этого слова. Это ключ к разгадке его творений.  На длинном свитке он описал каждую аллегорическую скульптуру и расшифровал, какой порок или добродетель она означает. Можно, конечно, очень долго размышлять, почему именно языческого Бога избрал Франческо Пианта проводником в помещении, где  всё дышит христианством,-  вверху, справа, слева - сюжеты из Ветхого и Нового Завета, но не уверена, что кому-то это будет интересно.



Сперва я подумала. что "запись"на скульптуре Меркурия, это тоже аллегория. Но увеличив свою фотографию, я. действительно увидела, что весь "пергаментный" свиток покрыт мелкими буквами.. Прочитал ли кто-то полностью эту запись? - ведь все-таки 400 лет о скульпторе не вспоминали. А когда вспомнили, от слов мало что осталось.



Для моего дальнейшего рассказа я должна ввести еще одно, доселе незнакомое мне имя. Это - Чезаре Рипа (Cesare Ripa) (1555-1622) - итальянский писатель, ученый и повар(!). Да,да - именно повар у кардинала Антона Сальвиати. В свободное от куховарения время он составил иконологическую энциклопедию, которой пользуются до сих пор. В его иллюстрированной 151 гравюрами "Иконологии" он расшифровал аллегорические образы и фигуры в литературе и в искусстве, проштудировав многочисленные сочинения древнеегипетских, древнегреческих и древнеримских авторов. (Вот какие повара жили 500 лет назад!). Этот трактат был впервые опубликован в Риме в 1593 году.


В библиотеке Франческо Пианта был этот иконологический трактат Чезаре Рипа, Поэтому исследователи его творчества решили, что он им, несомненно, пользовался, когда создавал свои аллегорические фигуры. Очень интересно рассматривать "Иконологию" и сравнивать старинные гравюры со скульптурами в Скуоле Сан Рокка. Это, конечно, фантастика, что мы имеем такую возможность.

Уладовка1.jpg

Я, конечно, эту возможность не упустила и пришла к заключению, что далеко не все изображения у Чезаре Рипа совпадают со скульптурами Франческо Пианта. У него был свой, очень интересный взгляд на человеческие пороки и достоинства, и полностью разгадать и понять его видение для меня оказалось невозможным. Но в любом случае мне это было очень интересно. Предлагаю и вам немного потренировать свое воображение. А заодно, и я с вами.
Но это уже будет в следующий раз. Устала.


Использованная литература: "Chiara Romanelli. "FRANCESCO PIANTA at SAN ROCCO. The Beauty of Virtues and the Ugliness of Vices".
И собственные фотографии.
Tags: Венеция, Италия, Франческо Пианта, скуола Сан Рокко
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments