zalgalina (zalgalina) wrote,
zalgalina
zalgalina

"Малярська поезія" Катерины Билокур. Продолжение -2.

      "...Квіти взагалі всі прекрасні, і передаючи яку-небіть квитку, так я ніяк на неї не надивлюсь, я не уп,юсь її красою, я не втомлюсь її творючи, передаючи її красу на полотно..."
Из письма Катерины Билокур.



Фрагмент картины "Колхозное поле".
Начало ЗДЕСЬ, продолжение ЗДЕСЬ.
Продолжаем любоваться картинами украинской художницы Катерины Билокур, читать её письма и узнавать, как изменилась её жизнь , когда она "вышла в люди", т.е. стала известной.

В галерее работ Екатерины Васильевны на сайте Днепропетровского музея украинского искусства есть картина, которая никак не вписывается в её творчество. Судя по ней, художнице из забитого села, о которой теперь стали писать в газетах, говорить по радио и показывать её работы на выставках, начали  намекать на то, что негоже только цветочки рисовать. Хочешь получить звание Народного художника - покажи, как ты любишь свою Родину, которая тебе, простой селянке-самоучке, открыла широкую дорогу в известность. И Екатерина Васильевна рисует, думаю, что скрепя сердце, очень наивную картину "Славу Октябрю", аккуратно выписывая "Хай живе". А ведь это был трагический 1947 год, когда  по Украине прокатилась очередная волна голодомора. Представляю, сколько и как она мучилась,  вырисовывая  красные флаги,  звезды и изображала прекрасную, сытую жизнь в советской стране - гроны винограда, свисающие с  початков кукурузы, сахарную свеклу и колосья злаков, полные созревших зерен.  И кто может сейчас упрекнуть её за эту картину?
Картина хранится в фондах Национального музея украинского народного декоративного искусства. Фото ОТСЮДА.


Как среагировало высшее партийное руководство на это художественное восхваление , выполняла ли  еще подобные заказы - не знаю, но Народного художника она не получила, хотя и было обещано.
Сохранилось письмо от 1949 года с заказом из Полтавского дома народного творчества ""Катерино Василівно! В грудні місяці буде знаменна дата – 70 років нашому Великому і дорогому Йосипу Віссаріоновичу Сталіну. Весь радянський народ з великим піднесенням готується до цієї дати. Просимо Вас, Катерино Василівно, щоб Ви зробили якийсь гарний подарунок нашому дорогому Йосипу Віссаріоновичу. Подумайте, що ви можете зробити, щоб це було найкрасивіше в світі і щоб видно було, що це іменно Полтавщина красива, цвітуча і багата завдяки нашому Сталіну. Зробіть так, щоб Йосип Віссаріонович сказав – спасибі Полтаві". ОТСЮДА.
Портрет не был написан, и в селе говорили, что районное начальство очень этим было недовольно. Но тем не менее в 1949 году Катерина Билокур становится членом Союза художников Украины.
 Иногда к ней, в Богдановку, стали приезжать из Киева, чтобы закупить  картину для  пополнения коллекции работ Киевского дома народного творчества. Но платили за картины, которые она рисовала годами, очень мало. Вот что рассказывает Белякова Юлия Александровна, которая опекала Екатерину Васильевну и занималась закупкой её картин. "; ... И вот что удивляло. Екатерина Васильевна - член Союза художников Украины, но на закупочной комиссии её никогда не представляли - почему-то положили эти обязанности на дом народного творчества. Мы же были бедные  и могли платить ей всего 300-400 рб за картину. Но чтобы иметь эту небольшую сумму на закупку её полотен, необходимо было бегать и клянчить деньги в Министерство культуры, чтобы разрешили взять у неё одну-две картину в год. Но я же знала, что для неё значили эти 300-400 рб! Они улучшали её жизнь, и домашние уже не так грызли её..." То есть , не так уж сладко жилось Екатерине Васильевне, хотя у неё уже была своя собственная "хатына", так она называла комнатку, которую сделала своей мастерской, и в которую никого никогда не пускала. Давайте заглянем в её "святая святых", которая слева на этой фотографии.


Конечно, тогда всё было не так. Но мольберт с неоконченной работой - оригинал. Так же, как и её нехитрый пенал для кистей и осколков стекла, которые она использовала вместо палитры.


Официальное признание фактически не изменило жизнь Екатерины Васильевны: всё та же хата без света и без тепла зимой, бытовые проблемы, огород, который нужно было вскапывать, полоть, собирать урожай, - всё это никуда не делось. А еще  "корова, кури, коза, город - то кара для мене Господня!". Отец умер, мать была еще жива, но по возрасту уже не могла "пораться" по хозяйству. Беспросветность быта, несомненно, мешала тому, к чему так страстно, всей душой и сердцем стремилась Художница: "Я коло печі сиджу в кожушанці - зігнулась в три погибелі. В Лермонтова сосні снилося, що десь є світла країна, де росте красива пальма, а я сиджу і думаю, що є світлі, теплі і уютні хати, вдень їх освітлюють великі світлі вікна, а вночі - електрика, І тепло в тих хатах і не чадно. О, як у таких хатах можна багато і радісно працювати і в холодну зиму з хворими ногами..."  (из письма Таранущенко С.А.) Обратите, пожалуйста, внимание, как начитана была эта сельская женщина без всяческого образования. Она прекрасно знала литературу, и часто вспоминала  известных писателей в своих письмах. Когда она успевала читать - не могу себе даже представить. Удивительно, но её личные книги сохранились. На музейной полке можно увидеть пятитомник Гоголя, двухтомник Шевченко, её любимейший Кобзарь, учебники рисования и живописи, несколько монографий и много еще того, что она внимательно читала и берегла.


 В 40-х годах появляется очень интересная работа. Конечно, не шедевр, тем более, что работа не была закончена. Но картина и письмо. которое за ней следовало, так много рассказывает о непосредственности, наивности и чистоте её души, о её, не показной, а самой настоящей любви к природе и всему живому, что её наполняет.
Когда-то она подобрала выпавшего из гнезда вороненка, забрала его в дом и всю зиму с ним возилась. Весной выпустила. Не под этим ли впечатлением она рисует несколько воробышков (картина "Горобчикі"), и вдобавок отправляет письмо в газету "Черкасская правда". Читать без улыбки это письмо невозможно: "Дорогі товариші, працівники Черкаської обласної редакції! Звертаюсь до вас з великим проханням. Може б ви, дорогі товариші, допомогли своїм словом великим, допомогли захистити беззахисного, а саме - пташок, великих і малих. Плакуча осінь, сувора холодна зима розігнала усіх пташок-щебетунь, полетіли вони у теплі далекі краї...А скільки їх, тих пташок, тих чудових маленьких створінь, гине по далекій тій дорозі, бо їм же треба перелетіти і моря глибокі, і пустині широкі...І врешті все змінилося - прийшла КРАСУНЯ ВЕСНА, війнула, махнула, всміхнулась - ожили бистрії води, запарувала мати годувальниця наша земля, зазеленіли луки, поля і гаї, зацвіли багаті сади...І почули пташки привіт весни нашої і прилетіли - закували-защебетали і на ріжні чудові лади заспівали..." такое долгое вступление этого письма было к тому, чтобы попросить "товарищей" написать в газете о том, чтобы дети-школьники не разоряли птичьих гнёзд, потому что птицы приносят и пользу и красоту. "...Бо напрацювавшись за день, та увечері сядеш на призьбі під хатою відпочити, а чи в саду, чи в березі затьохкає соловейко,- і полинуть спогади, згадається і молодість, і Т.Г. Шевченко і М.В.Гоголь, і всі, і все пройдешне, що й не поет поетом стане..."


Когда первый бум известности прошёл, о Екатерине Васильевне начали забывать. Читаю её письма и вижу, что почти в каждом из них её просьбы о красках, холсте, растворителе. Приобрести это всё можно было только в центре. Самостоятельно добраться до Киева она не могла и из-за больных ног (ходила только с палочкой) и, конечно же, из-за отсутствия транспорта. Село! Бездорожье!  " ...От скільки  вже раз я писала і в Центральний будинок творчості, і в Спілку радянських художників України і меня завжди одна і та відповідь: не поступає, як поступить - передамо..." " Я їх дуже просила, щоб вислали те і за мої гроші, та звідти відповіді не було ніякої. Я тоді послала листа в Спілку радянских художників України, та й звідти мені ніхто не відповів..."( Из писем Таранущенко С.А.) Где-то прослышала о том, что для художества масляными красками лучше всего маковое масло. Но так как никто не откликался на её просьбы, решила сделать его самостоятельно. " Ну так я вже маю макову олію. Думала, думала, де мені її дістати, та й надумала. Купила маку трохи, а в нас тут є у людей такі маленькі ручні олійнички, - от вони, спасибі їм, і видавили її. Небагатечко, ну. та буде з мене на дякий час. О якостях її, я думаю. можна говорити саме найменш через півроку, а то й через рік...""( Из письма Таранущенко С.А)
Но тем не менее появлялись всё новые и новые работы.
Картину "Колхозное поле" она писала в 1948-1949 годах . И хотя картина выставлялась на всех выставках, она доставила Екатерине Васильевне много слёз, "...чорно мені стало, як у ніч осінню! І сумно-сумно!..." - потому что картину сразу же  раскритиковали профессиональные художники. Её реакция была очень болезненной:" І от Ви, шановна Емма Іллічна, написали мені таку велику обіду! Як ви зневажливо поставились до мого твору, що порівняли його з узорами, що рисують на печах, з глиняною посудою і вишиванням сорочок! Навіть моя робота до фарфорової не дойшла, а тільки до глиняної посуди!..." (из письма Гурович Э.И.)
А где же колхозное поле, спросите вы?На картине много роскошных цветов, деревенский тын и виноградная лоза, свисающая на все это великолепие. А колхозное поле с трактором там, вдали, за синеющим водоемом.


Особенно доставалось художнице за этот трактор на колхозном поле, который выглядел здесь, как говорили профессионалы, "ни к селу, ни к городу".
Моя фотография картины очень неудачная,( в Сети тоже нет нормальных фотографий) - я уже говорила о том, как трудно фотографировать в "билокуровском" зале. Показываю фрагмент, чтобы  можно было рассмотреть злополучный трактор, который вспахивает поле, расположенное у самой кромки водоёма. Этот трактор, действительно, смотрится несколько экзотично в обрамлении пышной зелени и цветов. Но как она передала воду!


Еще один фрагмент картины "Колхозное поле". Возможно, это тоже был заказ показать цветущую и красивую колхозную жизнь. А может, и нет. Я уже говорила о том, что почти в каждую свою картину, Екатерина Васильевна вкладывала свой, личный смысл. Предполагаю, что и здесь много личного -  белая хустка (платок),  забытая на сельском тыне. Неприкаянная и  грустная деталь среди всей этой жизнерадостной и буйной растительности - такая же одинокая, как и сама художница...


В 1951 году в Москве с большим пиететом проходила Декада украинского искусства и литературы.


"Показывались спектакли, концертные и эстрадные программы в Колонном зале Дома союзов, в дворцах культуры, устраивались литературные вечера, обсуждения произведений литературы и искусства в творческих союзах, в клубах заводов, крупных колхозов, вузов и т. д., зрительские и читательские конференции, выставки книг, картин, эскизов декораций и т. п. Наряду с профессиональными коллективами в декадах принимали участие самодеятельные ансамбли и исполнители. Декада обычно завершалась торжественным заключительными концертом". ОТСЮДА.


В Москву для декады было отобрано  несколько самых лучших работ Екатерины Билокур, которые демонстрировались в Манеже, среди прочих работ художников и скульпторов Украины. Журналист Д.М. Косарик, был командирован в Москву,. чтобы освещать это событие в Киевской прессе. Он рассказывал, что в Манеже невозможно было подойти к одной из картин Екатерины Васильевны "Царь Колос", о которой заговорила вся Москва. Возле нее творилось что-то невероятное, каждый москвич стремился посмотреть на это художественное чудо.
К сожалению, мы не можем  сейчас увидеть эту картину. Она исчезла в неизвестном направлении и не вернулась в Киев, после того, как в 1957 году демонстрировалась на международной выставке в Париже. По сей день ходят разнотолки о пропаже этой картины, которая считается шедевром и большой потерей для украинского искусства и культуры. Есть нсколько версий: одни говорят, что картина была украдена прямо из экспозиции, другие считают, что сценарий был заранее спланирован, и картины (пропало две картины) были проданы какому-то богатому коллекционеры, а деньги поделили. Есть еще одна интересная  версия, что картины присвоил кто-то из представителей партийно-государственного аппарата.
Сохранилась блеклая фотография оригинала, Да и то я не уверена, что это именно тот "Царь Колос". Дело в том, что Екатерина Васильевна очень горевала о пропаже и пыталась несколько раз восстановить эту работу. Но ей это не удалось. "...я не знаю, де січас знаходиться картина "Цар Колос", але з неї є багато знімків. І аби мені була хоч поганенька їжа та зимою було чим топити піч, то я виконаю знов таку ж картину "Цар Колос"...( письмо 1959 года Нагаю В.Г.)

Писатель Николай Кагарлицкий, автор книги "Листами, мов зорею засвітилася" вспоминал: "...секретарь ЦК КПУ С.В. Червоненко аж пенился, стараясь отосласть в Париж самые лучшие работы Катерины Билокур для экспонирования на международной выставке украинского искусства. Мы с В.Г. Нагаем пробовали ему возразить, но он, грубый и неподступный, слушать нас не хотел. Тогда мы ему: "Тогда пошлите кого-нибудь из сотрудников музея, чтобы он охранял  картины Билокур на выставке в Париже". Но услышали от него: "Что вы хотите? Мы, коммунисты. знаем, что делаем, Повезем самые лучшие работы по народному искусству и докажем, какие мы, советские".
Второй пропавшей работой была "Берёзка". Тоже можем сейчас увидеть только слабую, подфотошопенную копия. Фото ОТСЮДА.
Думаю, что не напрасно художница изобразила эти две усохшие веточки. Но почему две?


После этой выставки в Москве Екатерину Васильевну награждают орденом "Знак Почета". Жаль, что неизвестно, кто есть кто на этой фотографии. Возможно, мужчина с фотоаппаратом это и есть тот фотограф Поволоцкий Я.Л., который сдела самую известную улыбающуюся фотографию Катерины Билокур. Вверху, посередине Мария Андреевна Кулешова, жена Нагая Василия Георгиевича, у которых всегда останавливалась Екатерина Васильевна, когда её привозили в Киев.
Скан из кинофильма о художнице.


Давайте посмотрим еще несколько фотографий Екатерины Васильевны. К счастью, благодаря нескольким коротким киносъемкам мы можем понаблюдать, как же творила эта уникальная художница. Летом рисовала только с натуры. Зимой дорисовывала. Каждая картина появлялась на свет очень долго. Многие картины раздаривала, стремилась всегда отплатить за те крохи внимания, которые ей оказывали.
Сканы из кинофильма о Катерине Билокур.


..."...а то саме зацвіла троянда, сокирки. волошки і півонія - не ота, що сама червона, а та, що ото по краях рожеві пелюстки, а всередині або білі, або чуть-чуть жовтуваті, і якраз все це треба мені малювати: одні квіти для закінчення моїх картин, другі - для начала..."





А вот и сама картина, которую она назвала "Мальвы и розы".


В 1951 году Екатерина Васильевна уже имеет массу похвальных грамот, она член Союза художников Украины, орденоносец, гордость села Богдановки, на всех районных и областных совещаниях председатель колхоза гордо сообщает о колхозном таланте-самоучке, слава о котором дошла до самой Москвы. А в хате "таланта" течет крыша, со страхом ожидается приближение зимы, потому что нечем будет топить, болеет мать и сама очень больная. Не имея  собственного жилья,  в хату перебирается брат Екатерины Васильевны с семьей и с детьми. Но об этом уже в следующий раз.



Окончание ЗДЕСЬ
Tags: Богдановка, Катерина Билокур, Музеи, грустное, художники
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments